melibibula (schwarzze) wrote,
melibibula
schwarzze

Category:
  • Music:

Борис Смелов (часть 2)





Первая часть

Борис Смелов в 1961 году впервые взял в руки фотоаппарат, а в 1968 он уже осознавал себя фотохудожником. Редкий случай. Большинство фотографов его поколения по сей день считают себя если не ремесленниками, то мастерами фотографии, но никак не художниками.
...

В конце 1970-х – начале 1980-х годов Б. Смелов находится в процессе поиска своих тем, ракурсов, стилистических ходов. Но, в отличие от работ последующих этапов, здесь сгущенная напряженная атмосфера, ассоциирующаяся с произведениями Достоевского и ущербной запущенностью петербургских задворков советского периода. Метафизическая тревога, которой пропитаны многие работы Смелова, здесь проявилась в чистом виде.
...

Причисляя себя к «представителям интуитивной, эмоциональной фотографии», т.е. ориентируясь при съемке на свой эмоциональный и умственный настрой, он вместе с тем в качестве образца держал «идеальные» кадры, которые являлись ему в пограничных состояниях (снах, грезах, фантазиях, в раскрепощенном алкоголем сознании и т.д.). Это постоянное стремление воплотить «сверх» кадр выражалось в невероятной требовательности к себе как во время съемки (вечное недовольство собой, атмосферными условиями съемки), так и в процессе печати (огромное количество пробных отпечатков). Он невероятно много снимал и печатал, но при этом осуществлял жесткий отбор собственных фотографий. Именно поэтому у него было всего две прижизненные персональные выставки со времён перестройки – в 1993 году в галерее «Борей» и в 1997 – в Финляндии.
...

Немаловажное значение имела та среда, в которой жил и работал Б. Смелов. С 17-ти лет он плотно вошел в среду неофициальной культуры Ленинграда. Это - круг «Малой Садовой» и «Сайгона», поэты и художники, артисты и музыканты, выставки и поэтические чтения. И, конечно, фотографы, для многих из которых он был кумиром. В качестве постоянного оппонента в мире фотографии для «Пти» Бориса Смелова был «Гран» Борис Кудряков («Я ему говорил: «Ты все стараешься воссоздать серебро «малых голландцев» - ампирную эстетику для директора бани. А ты сумей сделать композицию из обыденности, например, трех кирпичей» - Из интервью Б. Кудрякова с Д. Пиликиным 12.09. 2003), который был последовательным и непримиримым антиэстетом. Они ходили на совместные съемки, все время спорили и ревниво следили друг за другом. Когда «Гран» Борис снял «Горящий натюрморт», «Пти» Борис в отместку – «Пыльный натюрморт». Кудряков сжигает роман Тургенева «Накануне» как символ традиционной культуры, Смелов покрывает пылью как патиной времени предметы старинного петербургского быта.


Борис Кудряков

и всё-таки, уставшее бледное Слово давно хочет уехать на к а н и к у л ы, в отпуск, на волю, в лес, на берег озера, а ему приходится служить чиновникам и уркам. ещё в 5 "б" классе я заметил: со Словом происходит что-то "НЕ ТО". оно сжалось от страха, болеет астмой, постарело сердцем, его держат на цепи. огромная тайга на 78,9 % спилена на целлюлозу для фолиантов РКПб, ЦКб, НКВД, НКВД иТд. И мне захотелось отпустить Слово на волю, на каникулы, да и самому с ним порезвиться на лугах, да на заливных, попить браги и посидеть у костра в ночном...



Борис Констриктор

   дядя ваня

мы отдохнём
 мы тдохнем
  мы дохнем
   мы охнем
    мы хнём
     мы нем
      мы ем
       мы м
         мы
          ы


Василий Филиппов

Перечитал собственные стихотворения,
И такое они отвращение вызывают.
Радостно жить в семье.
Та же комната, на тарелочке – мясо.
И внутреннее облегчение.


Борис Смелов, автопортрет



В портретах Б. Смелова крайне редко можно обнаружить улыбку. Его камера фиксирует драматическое напряжение, тревожное ожидание, внутреннюю сосредоточенность, творческую погруженность, но никогда – веселье, радость, беспечность и прочие состояния, которые характеризуют беззаботное, восторженное проживание жизни. Его герои рождены не для счастья и благополучной жизни, а для несения «своего креста» в этом драматичном, трагедийном, полным страданий мире. ...
Б. Смелов достаточно часто снимал самого себя, иногда его фигуру или лицо можно обнаружить в пейзаже или натюрморте, но есть немало и классических автопортретов. К выставке «Семнадцать автопортретов Б. Смелова» Наль Подольский писал: «На автопортретах Смелова фотокамера присутствует всего на шести листах из семнадцати. Его главный атрибут не камера, а взгляд – острый, пытливый, проникающий. В жизни этот взгляд смягчался улыбкой и дружелюбной манерой общения, и только в автопортретах видна вся его острота».









...

К середине 1970-х годов Борис сформировался как неординарный фотохудожник. В его натюрмортах этого периода сквозит ностальгия по отошедшему в прошлое петербургскому быту. Нередко для постановки он использует резную мебель второй половины XIX века («Полочка с ангелами», 1973; «Натюрморт с ножкой стола», 1976), зеркала в тяжелых рамах, которые размножают реальность и нередко отражают самого автора, карманные часы, раковины различных конфигурации, стаканы, рюмки, колбы, бутылки, штофы, луковицы, чеснок, хлеб, ножи и множество других разнообразных бытовых предметов. Борис перенасыщает натюрморты многообразием предметов и может показаться - явный перебор, но внимательный глаз увидит, что каждый предмет в натюрморте, несмотря на их многочисленность, композиционно и стилистически оправдан. Поскольку все натюрморты постановочные, то, создается впечатление, что Б. Смелов осознанно стремился формировать художественное единство и цельность из бесконечного многообразия.
В 1980-е годы Борис постепенно освобождается от ностальгии по прошлому и семантической перенасыщенности. В его натюрмортах предметы становятся самодостаточными, не привязанными к их культурному прошлому, и обретают классическую ясность. И, наконец, в 1990-е годы в некоторых натюрмортах Б. Смелов использует предметы как «пустые» фигуры, как «марионеток» для конструктивного решения композиции. ... В последнем интервью Борис сказал: «Реже, чем раньше, снимаю натюрморты. Для них нужен какой-то особый толчок, появление предмета, вокруг которого начнет складываться сюжет, как вокруг песчинки вырастает жемчужина».





...

Борис Смелов – культовая фигура ленинградской фотографии. В 1970 -1980 годах для многих фотографов он был идеалом мастера, который, с одной стороны, был свободен от идеологической конъюнктуры, с другой стороны, ставил и решал художественные задачи фотографическими средствами, тем самым, освобождая фотографию от цеховой замкнутости и вводя её в семейство изобразительных искусств. Уже в доперестроечные годы Б. Смелов был признан классиком в ленинградской независимой культуре.
Недавно я спросил у Ольги Корсуновой: «Боря был фанатом фотографии?»
- «Нет, это - не фанатизм, это – образ жизни».

Вальран

Третья часть
 
Использованы материалы из статьи куратора выставки "Неизвестный Борис Смелов" Вальрана Foto&Video, фотографии 1, 12 с сайта МДФ, 2-4 с сайта Лица русской литературы, 5 с сайта Homo Photos, 6, 9 с сайта На Невском, 7 (3 натюрморта) с сайта Сдвиг от Ленинграда к Петербургу, 8 с сайта Фотохудожники АОРТЫ, 10, 11 из книги "Оптимизм памяти. Ленинград 70-х", составитель В. А. Никитин.


Tags: art, lps, photographers, poetry, saint petersburg, smelov, vintage photos
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments