?

Log in

No account? Create an account
melibibula
Борис Кудряков, часть 1 
19th-May-2007 09:27 pm
ньютон


В понедельник - как чай во льдах Карского моря.
Во вторник - как грог в волнах Баренцева моря.
В среду - как желудевый кофе с кусочками айвы на веранде в куоккала, когда на веранде изморозь, а Алевтина Альбертовна уже крутит на вертеле в камине молодого барашка.
В четверг - как мадера в раздевалке катка в ЦПКО им. Сергея Мироновича Кирова.
По пятницам - словно прогулка на яхте по Неве в ледоход.
По субботам Питер влияет на меня весьма импозантно и даже спонтабельно, словно я прыгаю с верхотуры Петропавловки шпица в вафельный торт с надписью кремом "сладкое детство".
По воскресеньям - мы оба инертны и даже злокозненны.
Борис Кудряков (1946-2005)







Неизвестно, когда он увлекся фотографией, как и неизвестно, какими были его первые снимки, но те, которые нам удалось увидеть, условно можно различать как мистические пейзажи и натюрморты из вещей в полуобморочном состоянии. ... Если он исчезал, никого не предупредив, ни домашних, ни приятелей (на всякий случай не доверяя никому), то с одинаковой вероятностью можно было предположить, что сейчас он бродит в одиночестве по каким-нибудь лесным чащобам (ибо обладал способностью не есть по трое и более суток) или отлеживается на даче бывшего испанского генерала в Рамос-Мехиа, перешедшей по наследству к его постоянно сидящей на игле дочери. ...
Долгие годы мистер Гран работал по специальности, в разных фотографиях и ателье, но не умел и не хотел халтурить и делать деньги, к тому же был чрезвычайно осторожен, пуглив и осмотрителен. Служил фотографом в институте судебной медицины, но не смог привыкнуть к виду отрезанных голов и конечностей, которые собирали перед ним на простыне. ...
Иногда на Касиса накатывало и он, собрав сверточек из своих фотографий, шел топить их в реке. Бросив связанный бечевкой газетный тюк в воду, удостоверившись, что собрать его невозможно, с несколько успокоенной душой, он поднимался по ступенькам на набережную у Центрального моста (Тучков) и сталкивался с ковыляющим синьором Кальвино, который, как ему казалось, специально подсматривал за ним.
Михаил Берг









Как в вашей жизни появилась фотография?
Лежу на диване. За окном 1956-57 год. На шкафу, на гвоздике висит запылившийся аппарат "Смена 1" (фотоаппарат брата, а брат в армии). Почему-то взял его в руки, затвором пощелкал, понравился звук пружинки (он был такой "веселый"). Потом мы с приятелем, сбросившись по 2 рубля (цены еще "хрущевские") купили на двоих пленку, сначала поснимали друг друга, а потом пошли к Петропавловке подглядывать за загорающими девушками. Затем был фотокружок в ДПШ Московского района и фотоучилище на Тамбовской улице, после которого направили работать фотографом в Горный институт. Ездил в экспедицию на Кольский полуостров и снимал горные разработки. Зарплата небольшая, но с командировочными и "северными" выходило достаточно для того, чтобы параллельно заниматься творчеством. Принимал участие в выставках клуба "ВДК" и в другие места ходил. Но смущали идеологические запреты, прежде всего, запрет на съемки "городской наготы", непарадных задворков, которые мне были более всего интересны. Пенсионеры-пионеры бдительно отслеживали "фотографа-очернителя". Несколько раз "фотоэтюды" заканчивались в милиции, где пленку засвечивали и делали "отеческое" наставление: "Для американской Би-Би-Си снимаешь?!"

Насколько андеграунд был для вас осознанным выбором?
В 1968 году я вернулся, отслужив в армии и приятель потащил меня в кофейню на Малую Садовую. Там по вечерам собиралась "демократическая" шпана: художники, фарцовщики, "центровые", студенты, люди уличного романа. Как-то появился весьма колоритный персонаж в сатиновых штанах и прямо подошел к нашей компании. Это был Костя Кузьминский. Нас никто не знакомил, но по глазам он сразу опознал "своих". С помощью Кости круг знакомств расширился. Тогда мы уже понимали, что существует два мира: "советский придворный" и "неподвластный творческий". Этот круг не был большим, на весь город было около двадцати точек - частных квартир (слово "салон" никогда не нравилось, салон - это кокаин, курсистки, бледные лица, предчувствие переворота, обглод), где можно было встретить интересных, живых творческих людей. Например, у Кузьминского была удивительная библиотека, и он с легкостью давал читать книги, в том числе редкие издания Хлебникова, Крученых, Обериутов. В его квартире появлялись Горбовский, Эрль, Соснора, Довлатов, Веня Ерофеев, Шемякин, Овчинников, Лен. Там же мы сделали выставку "Под парашютом". Кстати, идею названия я предложил. Хотелось во время выставки превратить квартиру в необычный выставочный зал. Так и появился парашют, свисающий с потолка.

Успех был?
Еще какой. Вообще это был хеппенинг. Дверь открывала многострадальная мама Кузьминского, сам он лежал на диване в центре, в бордовом халате, приходили чекисты: чистое бритье, брилиатиновый пробор, кримпленовые костюмы.

Литература началась тогда?
Нет, много раньше. Я начал писать чуть ли не с 14 лет. (Меня тогда раздражал Чехов, Талант, но как-то все время сдерживающий и обрезающий себя). Много писал в армии. Посылал опусы в Москву, в литконсультацию. Видимо из-за этого перевели из Минского гарнизона в буддийские пустыни Монголии. Спасибо большое!



Борис Кудряков, автопортрет



Портреты Б. Кудряков снимал не охотно, «под нажимом моим…Портреты поэтов он также предпочитал снимать на задворках» (К. Кузьминский)


Владимир Эрль

Навстречу мне, — хороший, дружелюбный —
из подворотни смотрит человек.


А. Ник

Мне приснилась весна —
За горами она шелестела листвой
И звенела ручьями портвейновыми.


Виктор Кривулин

плыли полотняные фуражки
беспогонные гуляли кителя
и меня пугали набережной Пряжки
где кончается нормальная земля


Владимир Лапенков

Удивительно: два шага в сторону и ландшафт — чулком наизнанку. Ручейки вялой плоти, рыбий глаз старушенции в подвальном окошке, клешня инвалида, в колодце двора — плотва ребятишек.

Б.Кудряков «снимал ««Сменой-1», «Сменой-2», «Москвой-2 (6х9) и Лейкой советской сборки – «Зоркий» с хорошим подбором оптики – от руссара до портретника. Зеркалку «Зенит-3М» Гран приспособил для съемки объективами Монокль собственного сочинения... И он действительно фотографировал спичечным коробком – крохотной камерой обскура» (Н. Матренин). Борис Кудряков в совершенстве владел фотографической техникой и технологией. Б. Смелов, когда у него возникали технические трудности, чаще всего обращался к Грану (Н. Матренин). При всем при этом Б.Кудряков снимал на просроченной пленке, печатал на плохой бумаге, иногда специально царапал негативы, добивался внешнего сходства отпечатков с любительской фотографией. Он не хотел, чтобы форма (технические изыски) заслоняла содержание («непричесанность», абсурд и парадоксы советской действительности, для которой низкое качество было нормой). Я думаю, он был бы доволен, если бы на его фотографиях стоял штамп «Сделано в СССР».


Первые известные натюрморты Бориса относятся к началу 1960-х годов. Их можно отнести к «бытовым» натюрмортам. Например, на столе покрытым скатертью стоит банка с цветами, в тарелке зеленый лук, чайник и разрезанная буханка черного хлеба. В начале 1970-х годов его отношение к натюрморту резко меняется. В отличие от большинства своих советских современников он впервые обратился к «некрасивым» предметам – железки непонятного назначения и мятая газета, кирпич и сломанная иголка с ниткой, искореженные гвозди и дохлая крыса. В натюрмортах ощущается аромат абсурда, иронии и парадокса, что сближает их с его литературным творчеством. ...
В натюрмортах Б. Кудряков сочетает несочетаемое, он сбивает восприятие с привычного, банального и бытового уровня. Зритель ищет контекст, в котором пищеварительные железы, женские волосы и электрическая лампочка обрели бы смысл. Но здесь нет, и не может быть тривиальных связей как в сочетании – водка, селедка, стакан. Соотношение несоединимых предметов отсылает нас к логике абсурда, в которой степень несочетаемости отдельных элементов определяет структуру и энергетику целого. ...
Абсурд, мрачная ирония, введение текстов в изобразительный ряд, авторские комментарии предвосхищают тенденции постмодернизма, представители которого впервые по достоинству оценили творчество Б. Кудрякова.

Вальран











Когда появился Борис Смелов?
С Борей я познакомился в 1968 году. Во время подготовки очередной выставки клуба "ВДК" там появился очень сердитый молодой человек и, не подходя к комиссии, стал в стороночке показывать свои снимки. То, что он показывал, сильно отличалось от того, что делали другие. Там был особый воздух романтизма 30-х и просто удивительная печать. Я потащил его на Малую Садовую, а потом к Кузьминскиму на Бульвар Профсоюзов. Именно тогда Кузьминский и придумал нам прозвища - "Гран" Борис и "Пти" Борис. Кстати, любимым писателем Смелова был Достоевский и в нем самом было много "достоевщины": обостренность восприятия, взрывной темперамент, гипертрофированная гордость, социальная пришибленность. Иногда он был просто непредсказуем.


Осознавалась ли тогда фотография "высоким" искусством в среде художников?
Мы об этом не задумывались. Нам нравилось снимать и наслаждаться прогулками по городу. Конечно, любая съемка требовала настроя - особого, "пьяноватого" состояния полусна, который, позволял "выхватывать" кусочки бытия. Большое значение имели книги - философская, богословская литература, которые ставили вопросы, вырывающие сознание из повседневной рутины. Именно тогда я осознал свою главную тему - успеть зафиксировать питерскую городскую жизнь в ее "непричесанности". Остро почувствовал, как меняется окружающий мир. Мгновения света, фактуры, персонажи, манера поведения людей даже из ближайшего прошлого уже неповторима. Это осознание создает у меня острое желание успеть поймать мгновения уходящего времени. И эта погоня безостановочна. Чудо фотографии не только в ее игре с Хроносом. Однажды мой собственный снимок сорокалетней давности свел меня с ума, или как говорят в джакузи "дал по шарам". На фото - тетка с девочкой, на заднем плане грядки. Лето 1961 года, я в белой рубашке, босиком, только что с купания. На кухне дымится картошка, под полотенцем ежевичный пирог. На второе - лещ, запеченый в тесте. Мирное небо. Хорошо. Сладко. И вот это фото забрало меня в себя и я "улетел" на 2-3 минуты. Вернулся в кошмарном восхищении. Моя "комсомольская" юность не одобряет мистику и спиритизм, но подобные "улетания" со мной и моими коллегами случались не редко.

Кроме "уличных" и "квартирных" съемок фактур жизни "застигнутой врасплох" вы делали и много постановочных натюрмортов?
Я снимаю те вещи, которые меня окружают. Некоторые предметы переходят из натюрморта в натюрморт в течение 25 лет. Натюрморт это изъятие части жизни из времени, это разговор с миром через предметы и в то же время разговор с самими предметами. Красота скрыта везде: в куске старой жести, в облупленной стене. К этому приходишь после эстетских игр с "павловскими" штофами и антиквариатом. Кстати, мы с Борей Смеловым сильно спорили по поводу его натюрмортов. Я ему говорил: "Ты все стараешься воссоздать серебро "малых голландцев" - ампирную эстетику для директора бани. А ты сумей сделать композицию из обыденности, например, из трех кирпичей".

Ваши фотографии я впервые увидел в 1982 году в самиздатовском питерском журнале "Часы". Причем это были вклейки ручной печати. Как это получилось?
Борис Останин предложил мне напечататься в журнале. Я сначала отказывался (не был уверен, что достоин), но он выдвинул веский аргумент: "При обыске пропадет все, а так что-то останется". Затем в журнале была сделана фотопубликация. И это был действительно подвиг - авторские фото для всего тиража были напечатаны "в ручную" (ни ксероксов, ни компьютеров еще не было).

Как появилось совмещение фото и текстов?
Когда рассматриваешь напечатанные фото, то часто вспоминаешь обстоятельства и сопутствующие события. Подпись под фото влияет на контекст восприятия. Например: "Украли мочалку в бане", "Поругался с приятелем N", "Уехал на юг", "Дворник оказался сукой", "Долго били в ДНД за этот снимок". Такие подписи придают разную эмоциональную окраску одному и тому же фото.

Откуда в ваших текстах такое количество разнообразных речевых фактур?
Я много встречаю текстов в ежедневной жизни: слышу их от людей в трамвае, в офисах, в пивных, на улицах. Там много языка и темперамента. Запоминаю или записываю. Мне нравится и мелодика звучания иностранных слов, хотя иностранных языков я не знаю. Работа идет день и ночь, не отпускает. Семья, деньги, все в сторону - главное ты и текст. Тема постоянно находится в голове, ты просыпаешься, думаешь о профессии, о литературе и вокруг тебя вихрь, который надо уложить в текст. Помню, как Кузьминский, которому я показывал свои ранние тексты, определил главное направление технологии: "Если отнять сюжет, то слово все равно должно продолжать работать". В конечном счете, это выход к стихии языка, к "беспредметности", которой занимались и в 20-30е годы. Форма и сила короткого рассказа сравнима с поведением боксера на ринге. Первый же абзац должен бить "на повал". Не уверен, что у меня получается, но двигаться надо в эту сторону. Пока напечатал только две книжки короткой прозы, пьесы и стихи, но в моем багаже есть и несколько романов. Не суечусь. Я кайфовщик. Для меня главное процесс. В ноябре, когда все живое задремлет над засолами и бужениной в подвале, и в сладком затишье будет предаваться изюмным мечтаниям, я в деревне выхожу в темный ночной лес. На поляну или опушку. С фонарем "Летучая мышь". С переносным столиком. Усаживаюсь за него. Слышно как за спиной зевает кикимора, шуршит еж, падают шишки. После "подготовки" выхожу в 11-ое измерение и пишу или просто наслаждаюсь звуками. Под утро возвращаюсь, насыщенный токами ночи.

Интервью с Дмитрием Пиликиным записано 12.09.2003 в "Борее"

<a href="http://schwarzze.livejournal.com/121233.html#cutid1">2 часть</a>

Использованы материалы из статьи Валерия Вальрана с портала Dejavu, фрагмент мемуаров Михаила Берга, интервью с Дмитрием Пиликиным с сайта Артерия.ру, фотографии 1-4, 8, 14-17 с сайта Dejavu, 5-7, 18, 19 с сайта Foto&Video, 9-13 с сайта Лица русской литературы
 
.
Comments 
12th-Mar-2012 09:12 pm (UTC) - Борис Кудряков, часть 1
User art_rus_spb referenced to your post from Борис Кудряков, часть 1 saying: [...] Оригинал взят у в Борис Кудряков, часть 1 [...]
This page was loaded May 23rd 2019, 8:53 pm GMT.