melibibula (schwarzze) wrote,
melibibula
schwarzze

Categories:

Берново





Усадьба дворянского рода Вульфов в Старицком районе Тверской области.








Двухэтажный каменный дом с мезонином Ивана Петровича Вульфа(1740?-1814) (1740?-1814, женат на Анне Федоровне Муравьевой).

В Бернове родились у четы Вульфов шестеро сыновей: Петр, Николай, Федор, Павел, Никита, Иван и три дочери Екатерина (в зам. Полторацкая), Наталья (в зам. Вельяшева), Анна (в зам. Панафидина). Все они были знакомы с Пушкиным, принимали его в своих поместьях: Малинники (имение Николая, к тому времени уже его вдова Прасковья и дети), Павловском (с Павлом Ивановичем Пушкин был особенно дружен и здесь бывал чаще всех), Бернове, Курово-Покровском (имение семьи Панафидиных).





Кипренский Орест Адамович (1783-1836). Портрет Ивана Петровича Вульфа. 1811 г. Бумага, итальянский карандаш. 26,9х22,1 см. Тверская областная картинная галерея.

Анна Петровна Керн, ур. Полторацкая, вспоминала:
" Мне было хорошо и привольно в Бернове, особенно в отсутствие батюшки: все были очень нимательны и нежны ко мне, в особенности наш бесподобный дедушка Иван Петрович Вульф.
Он очень любил птиц. В обеденной зале, смежной с его кабинетом, находилась вольерка с канарейками. Там были гнезда, и их было очень много. Однажды я села на колени к дедушке и сказала ему: "Я думаю, что жареные канарейки очень вкусны, и я бы хотела, чтоб он приказал жарить мне канареек". Мне не приходило в голову, что их для этого надо убивать: я никогда не ходила в кухню, она отстояла далеко от дому, и не имела понятия о том, как готовятся кушанья... Дедушка не сделал никакого наставления по поводу моего жестокосердия и с своею доброю, кроткою улыбкою сказал: "Хорошо, я велю..." И когда я ушла из залы, приказал стрелять воробьев и жарить... Пользуясь, впрочем, этим, было украдено несколько канареек, и я, заметив убыль, объявила дедушке, что уже довольно жарить канареек, что их уже мало осталось... Дедушка никогда не сердился и на этот раз никого не бранил за пропажу канареек, а выразил только огорчение... и воровство прекратилось. Никто не слышал, чтобы он бранился, возвышал голос, и никто никогда не встречал на его умном лице другого выражения, кроме его обаятельной, доброй улыбки, так мастерски воспроизведенной (в 1811 г.) карандашом Кипренского на стоящем передо мною портрете. Этот портрет рисовался в Твери, и я стояла, облокотись на стол, за которым сидел дедушка и смотрел на меня с любовью...
Жена дедушки Ивана Петровича -- Анна Федоровна была урожденная Муравьева, близкая родственница известного Михаила Никитича Муравьева, воспитателя и друга Александра I. Я помню двух сыновей его, Никиту и Александра, приезжавших к нам из Москвы в Берново. Они были ужасно резвы, сорвиголовы, и я их не любила за бесцеремонность обращения со мною и моей кузиною Анной Николаевной Вульф, мечтавшими выйти замуж за Нуму Помпилия или Телемаха, а в случае неудачи за какого-нибудь из русских великих князей. Бабушка Анна Федоровна и сестра ее Любовь Федоровна, нежно мною любимая и горячо привязанная к моей матери, были аристократки. Первая держала себя чрезвычайно важно, даже с детьми своими, несмотря на то, что входила во все мелочи домашнего хозяйства. Так, например, я помню, что в ее уборную приносили кувшины молока и она снимала с них сливки для всего огромного ее семейства. Пироги всегда лепились при ней на большом столе в девичьей, огромной комнате с тремя окнами. Тут пеклись хлебы к светлому празднику и часто разбирался осетр в рост человека. Важничанье бабушки происходило оттого, что она бывала при дворе и представлялась Марии Федоровне во время Павла I с матерью моею, бывшею тогда еще в девицах. Императрица Мария Федоровна, всегда приветливая и ласковая, познакомила мою мать с своими дочерьми Еленою и Александрою Павловнами, сравнивала их рост, и мать моя говорила, что она никогда не видала никого красивее их. "
http://az.lib.ru/k/kern_a_p/text_0050.shtml





Бальная зала

"По сравнению с Ганнибалами, которые были не слишком рачительными хозяевами, и Вындомскими, которыми принадлежало Тригорское, Вульфы были очень богаты: в двухэтажном доме в Берново весь второй этаж был определен для гостей, где и останавливался Пушкин, а также декабристы Муравьевы, в усадьбе выращивали ананасы и персики в теплицах, а у хозяина Ивана Ивановича Вульфа, не слишком приятного человека, был гарем из крестьянских девок…"© fineta






"Перед домом бы разбит парк. Ну, как тогда водилось в усадьбах. Липовые аллеи идут от дома, разветвляясь по диагонали. План парка был заимствован из руководств по садоводству и архитектуре, проникавших из Франции. Провинциальный помещик копировал у себя в деревне и постройки, и план парка. Так в Берново есть курган или гора "Парнас". Центральная аллея парка ведет от дома к небольшому круглому пруду."© il_ducess




www.bernovo.ru

Оставьте град неугомонный,
Где веселились вы зимой;
С моею музой своенравной.
Пойдемте слушать шум дубравный.
Над безыменною рекой ...
А.С.


Tags: messuage, photos, pond, russia, wulf
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments